Пятница, 05 Январь 2018 22:14

Мальчик и Дед Мороз (Рождественская история)

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Наш читатель из Владимира Александр Истратов вспоминает о своем чудесном спасении в ночь на Николу зимнего.
Девятнадцатое декабря - день святителя Николая Чудотворца, престольный праздник Никола зимний в моей родной деревне Пестерюгино. Моя малая родина получила название от русского слова «пестерь», пестерок - это плетеная из бересты коробка с крышкой сверху.
Основное предназначение - для хранения или переноски поклажи в пути, а также использовалась как емкость для сбора грибов и ягод. Для каждого назначения эти пестери имели различные объемы, от очень больших - типа короба, до маленьких - для ягод. Кстати, в двух верстах от деревни Пестерюгино находилась деревня Коробово, сегодня - только название. Эта хозяйственная принадлежность была в каждой семье в те давние времена. И сегодня, на чердаке нашего деревенского дома, хранится один образец этого самобытного  произведения наших предков.
Первое письменное упоминание Пестерюгина, пока известное мне, в исторических документах относится к 1488-89 гг., в «отводной» грамоте Владимирского Рождественского монастыря. Там говорится, в частности, что Карачаровского ключника Великого князя Ивана Васильевича звали Невер Пестерюгинский (село Карачарово расположено тоже в двух верстах от Пестерюгино). Видимо этот ключник получил свое название от деревни Пестерюгино, либо там жил. В те времена фамилий  не было, и они назывались прозвищами. Вот один из оригиналов предложения на грамоте тех лет: « …А подпись на грамоте дияка Федора. А отца его Федорова имени и прозвища не написано» *
Вот из какой глубины далекой известно о начале истории моей родной деревни Пестерюгино. При всем многообразии названий сел и деревень на земле владимирской, да и по всей России Пестерюгино - только одно.
Но речь пойдет ниже совсем о другом, об одном дне из моего детства. Итак, девятнадцатое декабря. В этот день я всегда вспоминаю один случай, незабываемый эпизод моей жизни. Было это давно, но я запомнил его и буду помнить всегда.
Случилось это зимой 1965-го накануне Николы. Мои родители сказали, что после работы пойдут в деревню, должны приехать родные из Москвы и других городов на праздник. Это было время, когда на престольные праздники в деревню съезжалась вся родня! Была шестидневная рабочая неделя, а в субботу сокращенный день до двух часов дня.
Почему они не взяли меня с собой? Им надо было пораньше прийти в деревню и помочь моей бабушке Паше, Прасковье Сергеевне Соловьевой (Уваровой), встретить гостей.
Я тогда учился в четвертом классе во вторую смену. Уроки начинались во второй половине дня и заканчивались в шестом часу вечера. По субботам мы  тоже учились. В школе я должен был встретиться и договориться с соседскими ребятами, чтобы идти вместе в деревню, потому что уже темно. Если бы знали мои родители, каким будет этот поход в деревню, ни за что бы не решились так сделать! Но чему быть, того не миновать.
Так вот, эти деревенские пацаны, а их было трое братьев Кузьмичевых - Вовка, Сашка и Колька - меня обманули. Они ушли из школы в деревню раньше перед  последним уроком. Они решили, что у них тоже праздник, Никола, в деревне и надо раньше быть дома, а про меня они забыли.
В школьной раздевалке я долго искал глазами друзей, потом спросил ребят из их класса, где они. «Их на последнем уроке не было» - таков был ответ. Мне ничего не оставалось, как одному идти в деревню, потемну три километра. Особого желания идти одному я не испытывал, если честно сказать, идти вовсе не хотел, было страшно. Однако квартира, где мы жили в Ставрово, была закрыта, а ключей от двери у меня с собой не было. Можно было, конечно, пойти ночевать к соседям по нашему дому, где мальчишки были друзьями, слава Богу, в то время их было много, все родители знали друг друга и нас детей, так как росли в одном дворе.
Но я подумал, что тогда будет в деревне, меня со временем спохватятся, сходят к Кузьмичевым, все узнают, будут искать, переживать за меня. Эту картину поиска в ночи даже трудно представить. Очень трудно найти в темной комнате черную кошку, если ее там нет.
Пошел я один… «Из двух зол выбирай меньшее» - так говорят в народе.
Конечно, я уже один ходил в нашу деревню, но всегда это было днем и в основном летом. Вернее сказать, я туда ездил на велосипеде, уже взрослом, а не как маленькие дети – на детском. Когда я приезжал в деревню, ставил велик около нашего забора и заходил, здороваясь, в избу, где за столом обычно сидел мой дед Иван Васильевич Соловьев, который всегда спрашивал: «На машине приехал?» Я весело отвечал - да, и дед был доволен моим ответом.
…А теперь мне предстояло идти пешком, и зимой, и в темноте. И я пошел один, я ведь обещал, что приду в деревню после уроков с деревенскими ребятами. Идти Ставровом, от школы до края поселка, ничего особенного. Вечером горят фонари, и светло вокруг, а закончились дома, все - тьма, хоть глаз коли.
Было жутко - кругом ни души, кромешная мгла. Тогда не было еще участков-садов, что сейчас слева от дороги. Падал снег, кружила вьюга, на небе ни луны, ни звездочки, потеряться в такую погоду ребенку в десять лет, не зная зимнего пути в деревню, - легче легкого. Не было никакого ориентира - только проезжая дорога, по которой я шел, от Ставрова до Курилова.
И машин в то время было очень мало, да и закончился уже рабочий день, ни одной мне ни навстречу, ни по ходу моему не попалось.
Кое-как, озираясь по сторонам, я прошел часть пути по наезженной дороге, стараясь не думать об окружающей темноте и страхе. Первое время держал в голове мысль, как вести себя с моими деревенскими «друзьями», что им сделать такого, чтобы запомнили на всю жизнь, как им ответить за их поступок. Но с дороги, как я помнил по летним поездкам, надо было свернуть где-то налево - на санную дорогу, ведущую в деревню. Торила эту дорогу лошадка, запряженная в сани.
Хорошо, если за день по дороге проезжали сани, а если нет, ее заметало снегом, и попробуй ночью найти ее. Даже если знаешь, где она, все равно только ногами ощущаешь твердое основание под собой. Колея от полозьев саней не более десяти сантиметров, попробуй попасть! А если нет - твоя нога проваливается в снеговую бездну. Это днем, а в темноте, в снег, в метель, когда нельзя открыть глаз, идешь, закрывая лицо рукавицей, а в другой руке портфель, какого это? Хоть бы какой огонек в снежной ночной пустыне - да нет ничего.
Где свернуть с большака на деревенскую, санную, дорогу? Много раз я сворачивал, думая, что здесь, но  проваливался по пояс в снег. (В те годы, годы моего детства, зимы были снежные, уже в ноябре снегу наметало столько, что мы, дети, в сугробах делали пещеры и снежные ходы для игр).
Дорога в Пестерюгино сворачивала от «большака» под острым углом, проходила мимо «Красотки» (так называется небольшой лесок) и вела к «рытвине» - оврагу - и дальше уже шла в деревню вдоль оврага. Это был самый страшный участок пути, который надо было мне пройти. Метель не утихала.
Как сейчас помню тот страх. Мне представлялось, будто за мной кто-то крадется. Но оглядываться бесполезно, ничего не видно: обжигающий лицо мороз, ветер, метель и вой - то ли вьюги, то ли волка, собаки или еще кого-то страшного.
Страх сжимал мое сердце, но слез не было. Я уже не клял своих «друзей», думал лишь, как не оставить сапог в сугробе или не потерять рукавицу, вытаскивая ее, в очередной раз упав, из глубокого снега. Было огромное желание как можно быстрее пройти этот участок. Но ноги вязли в сугробах. Очень часто я, сбиваясь с дороги, падая в глубокий снег, выбирался и шел дальше.
Сколько прошло времени, я не знал. Родители, наверное, были уверены, что ничего не может случиться с детьми из деревни в дороге, по которой они ходят каждый день. Но, оказывается,  жизнь тебе преподносит совсем другое. «Человек предполагает, а Бог располагает», и ты по жизни можешь подтвердить это не раз. Без всяких оговорок.
К самой деревне дорога подходит сбоку от главной улицы, вдоль садов и дворов, поэтому огней из окон домов не видно. Свет из окон начинает появляться только тогда, когда ты поравняешься с крайним домом - домом Никифоровых…
Не потому ли я стал рано седеть. Первые седые волосы у меня появились в двадцать лет, а может и раньше, я не приглядывался. Хотя, может, и наследственность. Я помню деда, он был седой, но ведь ему было уже больше семидесяти лет. Другого своего деда, Сергея Михайловича Истратова, я не знал и никогда не видел, он пропал без вести в Великую Отечественную войну, в апреле 1942 года. Не знаю, почему и как получилось, но фотографий деда даже я не видел. Есть и осталась только память. Вечная память!
…Ну вот, наконец, я и на околице, около дома Никифоровых, еще каких-то пятьдесят метров и буду дома. Я долго стучу в дверь. Наконец-то она открылась, и я, счастливый, ввалился в сени, похожий на снежный ком, только лицо выдавало, что человек.
Было девять часов вечера, значит три километра я шел три часа на морозе, в метель, в ночи. Родители спросили, почему я так поздно. Я им не сказал, что шел один, и никто не знал этого.
Утром кто-то из домашних встал раньше меня, и я потом слышал разговор о том, что к самому крыльцу нашего дома вели звериные следы, кто это был, определить трудно было. Кто шел за мной по следу - волк или другой зверь - неведомо.
А с утра было солнечно и ясно, как будто и не было вчерашней непогоды. Встретившись с деревенскими, я сперва хотел им высказать все, что о них думаю, но не стал этого делать. Я быстро забыл обиду. Я был рад, что снова мы вместе и снова будем играть и веселиться в этот чудный зимний день!
Я верю, все благополучно для меня завершилось только потому, что случилось это на Николу. Святой Николай Чудотворец, или Николай Угодник, считается покровителем и защитником путешественников, а главное - детей. Даже сегодня весь западный христианский мир верит в то, что он, Санта Клаус, разносит подарки детям в Новый год. На Руси Никола Угодник – особо почитаемый святой. Он считается прообразом Деда Мороза.
Я не думаю, что сегодня десятилетний мальчишка смог бы спокойно, в одиночку, зимой, в темноте, в снег и вьюгу пройти этот путь. Да и сегодняшним родителям, видимо, трудно себе представить такое. Но это лишь мои домыслы, может быть, я и ошибаюсь.
Святой Николай родился в Патаре, в 300-е годы нашей эры и был епископом Мирликийским. Сегодня это южное побережье Турции. Отдыхая с женой Наташей в этой стране, мы посетили священные места святителя Николая Чудотворца, церковь его имени, в которой установлен саркофаг, где находились его мощи. После смерти Николай Чудотворец православной церковью причислен к лику святых. Еще при жизни святитель Николай совершил множество разных чудес, и в ту далекую зимнюю ночь «путешествия» из Ставрово в Пестерюгино он был моим покровителем и защитником.
Вот поэтому я на Николу, если есть такая возможность, в Ставровской церкви ставлю свечку к образу Николая чудотворца, а дома выпиваю рюмку водки за этого святого в престольный праздник родной деревни.

Прочитано 157 раз
Другие материалы в этой категории: « Год обещает быть удачным