В слове «МЫ» сто тысяч «Я»

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

«Доверие» открывает новый проект, посвященный проживающим в Собинском районе представителям разных национальностей. Проект  называется «В слове ‘‘Мы’’ сто тысяч ‘‘Я’’». Эта строка из популярной песни Софии Ротару была выбрана редакцией не случайно. Написанное в 1980­е годы стихотворение Роберта Рождественского «Родина моя» («Я, ты, он, она,/ Вместе ­ целая страна./ Вместе ­ дружная семья,/ В слове «мы» ­ сто тысяч «я»/») сформировало наше представление о Родине как о многонациональной стране, объединяющей разные культуры и религии. Ностальгируя по времени тотального дефицита и социального оптимизма, возьмем из него лучшее ­ доброе, уважительное отношение к людям и их национальным культурам; понимание, что Земля, страна, регион, наш Собинский район  ­ общий дом, а его прочность и надежность основаны на наших личных дружеских отношениях.

Итак, открывает проект рассказ об армянской диаспоре.

Сероп Мартиросян:

« Мужчина должен работать. Иначе какой он мужчина?»

В Собинке знают и уважают предпринимателя,  руководителя  кафе «Водопад» Серопа  Мартиросяна. У него репутация честного бизнесмена и  добропорядочного  гражданина.

У нашего героя два имени ­ армянское Сероп и русское Сергей. Причем в паспорте гражданина России записано его русское имя: Сергей Георгиевич Мартиросян. Два имени ­ две судьбы.  Непростые, полные событий драматических и мелодраматических. А он сам словно древнегреческий Геракл испытал в раннем возрасте потрясение от разлуки с семьей. Быть может, то детское прозрение научило его никогда не сдаваться и надеяться только на себя. Так  и получилось: две судьбы ­ две Родины.

Сероп Мартиросян родился в армянском селе Барцраван в 1957 году. Он был в семье не единственным ребенком. Сложилось так, что у брата отца не было детей и по решению старейших рода маленького Серопа отдали в семью дяди.

Так он стал для родного дяди сыном. Сероп, конечно, виделся со  своими кровными родителями, однако его воспитанием непосредственно занимались те, кто взял на себя ответственность за его будущее. «Мне на самом деле очень повезло. У кого­то нет родителей вообще, а у меня были две матери и два отца», ­ улыбается Сергей Георгиевич, а глаза его становятся влажными ­ его, взрослого мужчину, словно того маленького мальчика,  опять накрывает волна непонимания: почему у него другой дом, другой двор, другие мать и отец.  

В 1972 году Сероп  Мартиросян окончил школу и в том же году поступил в институт на химический факультет, однако не получил высшего образования, так как вынужден был работать, а это отнимало много сил и времени. Как отец, Сероп занимался починкой обуви ­ пошел по его стопам.

Сергей Георгиевич Мартиросян один из тех людей, которые всегда стремятся к большему, а добившись результата  не останавливаются  на  достигнутом. В поисках лучшей жизни для себя и своей семьи он переехал в Россию. Это была Владимирщина с третьим в СССР химическим заводом, выпускающим ПВХ ­ передовой на то время материал, из которого обувщики делали литую обувь.

В 1983 году Сергей Мартиросян приехал жить в Собинский район. Русский ему давался легко, поэтому за короткое время удалось выучить язык. Однако на пути к своей цели он сталкивался с серьезными  трудностями:  переезжал  часто,  мало спал, много работал и, что скрывать, голодал.

­ Я приехал в Россию один. Вдобавок  у  меня не было ничего, кроме той одежды, что была на мне. Годовалого ребенка и жену я оставил на родине. Подумал, что сначала сам встану на ноги, найду жилье, а потом позову их. Знал, что будет трудно, но не думал, что настолько. Душевные переживания отходили на второй план, когда я сталкивался с такой проблемой, как голод. Мужчины тратят много энергии, поэтому едят чаще и больше. У меня на тот момент не было денег ни на что, на еду в том числе. Первое, что пришло на ум, так это пойти к соседям, попросить картошки и молока, за которые я обещал расплатиться после первой зарплаты. До сих пор помню тот день. Я стоял на пороге и просил у пожилой соседки продукты на пропитание. Она видела перед собой молодого сильного, прилично одетого армянина  и не могла понять, что к чему. Не поверила, подумала, что я обману. И пришлось бы мне туго, если бы не ее супруг ­ ветеран Великой Отечественной войны на инвалидной коляске, повидавший в жизни много горя, ценящий мужскую дружбу и взаимовыручку. Старик разгневался на осторожную супругу, приказал ей немедленно принести мне то, что просил. Это было не из самых приятных зрелищ в моей жизни, но именно в тот момент я осознал, что доброта души человеческой бывает выше всяких предрассудков. Я был счастлив. Придя домой я распределил порции по дням недели, а когда получил зарплату, то немедля расплатился с пожилыми супругами, чтобы не оставаться в долгу и не потерять доверие.

Сергей Георгиевич продолжал заниматься изготовлением литой обуви в России до тех пор, пока не распался СССР. После распада Союза в страну начали ввозить товары китайского производства, в их числе была и обувь. Бизнес сошел на нет ­ намного выгоднее было купить новую дешевую (и некачественную!) пару сапог, чем выложить деньги за добротную пару мартиросяновских сапог.

Его потомственная  профессия сапожника фактически износила себя, однако и это не стало препятствием для Сергея Мартиросяна. В нем была заложена предпринимательская жилка и он решил рискнуть. Кропотливым трудом открыл собственный ресторан. Доходы от него он тратил не только на себя и своих близких, также занимался пожертвованиями. Благотворительность была для него такой же естественной потребностью, как одолжить соседу того же молока или картошки. Открытость, честность, расположенность к людям по достоинству оценили в собинском городском муниципалитете. Неоднократно Сергей Георгиевич отмечался дипломами и грамотами как меценат и благотворитель.

«Главное в жизни ­ это семья, ­ утверждает Сергей Мартиросян. ­ Человек должен любить семью, в которой он родился и которую создал».  Сергей  гордится своей супругой Амест (в этом году они отмечают 40­летие совместной жизни), сыном Давидом и дочерью Анжелой. Души не чает в своих внуках. Он очень любит Мери и Арно. В шутку называет внука ­ Арно Бабаджанян (знаменитый армянский композитор). Целью всей жизни Сергея Георгиевича является труд.

­ Я готов работать сутками. Не будь у меня своего бизнеса на завод бы пошел, именно с работы на производстве я начал. Мужчина должен работать. Иначе какой он мужчина? Нужно ценить все, что имеешь, и не упускать ни единого шанса, который может стать решающим в собственной судьбе. Я бесконечно могу рассказывать о своей семье. Горжусь своими детьми. Сына могу ставить в пример кому угодно. Давид очень порядочный человек. Он честный, добрый, отзывчивый, но при этом умеет отстаивать свои жизненные позиции, твердо стоит на ногах. Анжела на протяжении 10 лет живет в Москве, работает старшим менеджером в фитнес­клубе. Развивается и много путешествует. Но когда я ей задаю вопрос, не хочет ли остаться в Америке, она твердо отвечает: «Что ты, отец! В Америке не останусь. Родина для меня ­ Россия. Только в России рядом с вами я могу быть счастливой».

Наталья КОМАРОВА,  Астхине ШАХБАЗЯН.

Прочитано 101 раз