Ушли на фронт из Лакинска

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

О мужестве наших земляков по материалам представления к званию «Город Трудовой Доблести и Славы» Центрального Государственноного архива города Москвы

Инициативная группа жителей Лакинска под руководством историка и краеведа, кандидата исторических наук В. В. Головкина собрала по крохам бесценную информацию о людях и судьбах земляков в период Великой Отечественной войны

22 июня страшное слово «война» прозвучало на улицах поселка. Реакция на него, как и по всей стране, с одной стороны была растерянность и шок, а с другой – рассуждение о «скорой победе» и шапкозакидательские настроения.

Хаос, неразбериха требовали коренного перелома в массовом сознании людей. Их надо было сплотить, направить на решение совершенно новых задач, пресечь болтовню трусов и паникеров. Уже через два часа, несмотря на воскресный день, после объявления войны в дирекции фабрики им. Лакина собралось экстренное совещание. В нем приняли участие директор Н. И. Арефьев, секретарь парткома А. И. Горшков, председатель фабкома Ф. А. Спиридонова. Постановление больше напоминало военный приказ:

1. Усилить контроль за порядком на фабрике.

2. Объявить в поселке угрожающее положение, ввести дежурство, светомаскировку.

3. Принять участие в мобилизационной работе.

В понедельник, 23 июня, в Собинский военкомат явились первые добровольцы. Это были работники фабрики Вихрев, Алексеев, Матвеев, Холмов, Андреев, Яшков. В числе добровольцев были: Анатолий Барлабанов, Иван Афанасьев. По путевке райкома комсомола влились в ряды Красной Армии секретарь комитета ВЛКСМ Аня Логинова и с ней 40 девушек. Среди них комсомолки Надежда Панюхина, Вера Селедбина, Татьяна Володина, Мария Карпова, Татьяна Пашнова, Антонина Филиппова, Лидия Матвеева, Антонина Куприянова. Более одной тысячи мужчин и женщин, оставшихся на фабрике, вступили в ряды народного ополчения. 11 июля 1941 года состоялся первый сбор ополчения, началась регулярная военная подготовка. Командиром ополченцев был назначен И. М. Манилов, комиссаром А. И. Горшков.

Из небольшого текстильного поселка, где проживало около восьми тысяч человек, на фронт ушло 912 бойцов. На Балтике принял свой бой старшина второй статьи Алексей Артемов. Он участвовал в выводе наших кораблей из окружения. Чудом спасся, когда его морской охотник был потоплен. Затем служба в морской пехоте, охрана Ладожской флотилии. За участие в штурме одного из островов А. И. Артемьев награждается орденом Отечественной войны I степени, вскоре медалью Ушакова. Пять раз отважный моряк был ранен, дважды контужен, но продолжал службу.

На Украине, рядом с границей, вступил в бой Николай Волков, а затем всю войну был разведчиком. О его ратных подвигах красноречиво говорят награды - ордена Славы II и III степени, многочисленные медали. Сразу после выпускного вечера в июле ушел в армию Александр Панюхин. Учеба в бронетанковом училище и вскоре - первый бой. Его будущая супруга Надежда Козюра в первые дни войны также добровольцем ушла на фронт. Вместе с членом ВКП(б) А. И. Болоновым ушел на фронт комсомолец Василий Федоров. Битву под Москвой он встретил дивизионным разведчиком, а потом был долгий путь до Берлина. Три ранения, орден Славы III степени, многочисленные награды ждали впереди В. И. Федорова.

После окончания Ивановского текстильного института башенным стрелком в танке «Т-26» начал войну В. С. Чемоданов. А Василий Иванович Мокеев принял первый бой летчиком под Ленинградом. В январе 1941 года, отслужив действительную службу, вернулся домой И. М. Арсенов, но недолгими были мирные будни. Уже 27 июня он на фронте.

Впереди у И. М. Арсенова были трудные фронтовые версты, 6 ранений, похоронка родным, которая не подтвердилась, орден Александра Невского, два ордена Отечественной войны I степени и другие многочисленные награды.

17-летним парнем летом 1941 года Борис Дойников явился добровольно в Собинский военкомат. После окончания московской спецшколы разведчиков командиром отряда из 12-ти парашютистов был заброшен на территорию Донецкой области. Отряд за счет окруженцев и партизан быстро увеличивался. На Полтавщине он пускает под откос вражеские эшелоны, взрывает мосты. Молодой командир быстро завоевал авторитет среди бойцов. После освобождения Украины, по заданию центрального штаба партизанского движения, отряд Б. Дойникова забрасывается в 1944 году в Чехословакию. Со Словацкой партизанской бригадой воюет с фашистами. Однажды возле города Зволин отряд Дойникова прикрывал отход словацких партизан в горы. Сражались яростно, до последнего патрона. Тяжелораненого Бориса, потерявшего сознание, подобрала простая крестьянка и... выходила. Когда он вернулся в Центральный штаб партизанского движения на Украине, там крайне удивились. Тем не менее возвращение было кстати: героя ждал орден Отечественной войны I степени. В конце войны новое ранение, возвращение в Лакинск. В послевоенный период Борис Лазаревич был удостоен зарубежных наград.(«Владимирцы в бою и труде, Ярославль, 1985 г., С. 285 - 287»)

Еще до войны начал службу на подводной лодке во Владивостоке наш земляк Сергей Дельдюжов. В 1939 году в одном из номеров «Правды» была помещена фотография экипажа подводной лодки Тихоокеанского флота. На фото – крепкий парень с открытым взглядом - старшина 1-й статьи Дельдюжов. В первые дни войны 1941 года по приказу командования его лодка совершила смелый для того времени переход из Владивостока по Северному морскому пути в Баренцево море. Здесь 4 года старшина топил вражеские корабли, сопровождал караваны союзников. Но 12 августа 1944 года стало последним для С. Г. Дельдюжова и его экипажа. Одна из глубинных бомб достала его подводную лодку. («Очерки и рассказы о погибших воинах-владимирцах», Владимир, издательство Посад. 1999 г., С. 98)

Среди сотен женщин, ушедших из Лакинска на фронт, была и Ольга Ивановна Шмытова. После окончания училища она стала медсестрой полевого госпиталя. Такой госпиталь принимал раненых почти на поле боя. С ним прошла дорогами войны по Белоруссии, Польше, Германии. Впоследствии она вспоминала: «Можно было привыкнуть к вою снарядов и авиабомб, адской работе по переноске тяжелораненых, отсутствию бинтов и многому другому. Но вот к одному привыкнуть не могла - к смерти солдат, иногда совсем мальчишек. Часто раненые испытывали адские боли и начинали ругаться таким матом, что молодые медсестры краснели, но потом привыкали, мало того, ободряли: «Покричи, милок, станет легче! Даже была примета: ругается, значит, будет жить...»

Однажды в Польше наши войска пошли в танковый прорыв. Полевой госпиталь в азарте атаки устремился следом, но когда преодолели несколько десятков километров, вдруг поняли, что мы в тылу у немцев. Весь медперсонал взялся за оружие, в том числе и Ольга Шмытова. Атаку отбили, раненых срочно погрузили в машину. За этот бой медсестру наградили орденом Отечественной войны.

В 1945 году она вернулась в Лакинск. Когда Ольга Ивановна Шмытова ушла из жизни, в ее трудовой книжке было только 2 записи: 1. 1942-1945 гг. служба в рядах Красной Армии. 2. 1945-1990 гг. медсестра больницы терапевтического отделения город Лакинск. («Коммунист» общественно-политическая газета Собинского района. 1991 г., 7 марта).

Осенью 1941 года обстановка на фронтах стала угрожающей. Фашисты захватили Белоруссию, значительную часть Украины, Прибалтику, остервенело рвались к Ленинграду. 20 октября в Москве ввели осадное положение. По ночам над поселком слышался гул самолетов. «Фашист летит горьковские заводы бомбить», - шептались жители. Так как владимирские города и селения стали прифронтовыми, мобилизованные из них бойцы направлялись под Москву. В битве за столицу принимали участие лакинцы: А. И. Авдеев,  А. П. Лепешин, Н. М. Дорохин, М. Абдулин, А. Песков, А. Я. Гурылев, В. Зотов, А. Петров.

Рядовой Иван Липин прислал семье в 1941 году с фронта всего 3 письма. В последнем он с горечью писал: «Воевать почти нечем. Мне, как участнику Финской войны, дали винтовку и прикрепили двух молодых солдат. Они ждут, когда она освободится... Поэтому, если не будет писем, не ждите». Вскоре родные получили повестку «Пропал без вести в декабре 1941 года».

(Газета «Доверие» 2018 г. 4 мая № 36).

Прочитано 166 раз