Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Вернуться домой живым, вот высшая награда на войне для каждого солдата

Мой дядя, Анатолий Иванович Ладонкин, с той войны не вернулся. Я хочу рассказать  о нем, простом деревенском пареньке, который навсегда остался девятнадцатилетним.

Раньше у нас героев любили идеализировать, мол, если совершил он героический поступок, то и биография  у него должна была быть соответствующей.

Но я расскажу все без прикрас, что знал о нем по рассказам своих родных.

Родился Анатолий (а в семье его просто Толькой  звали) в деревне Бабанино, тогда Собинского района, в крестьянской семье в 1926 году. Как и все ходил в школу и приучался к крестьянскому труду.

Рос упрямым. Сейчас бы его назвали трудным подростком. Не раз ему доставалось от матери поленом за найденный в кармане табак да за ножи. А он при этом ни слезинки не проронит, рассказывала моя бабушка, его мать, только потом ляжет на лужайку перед домом и на окна смотрит …

Однажды, когда он распорол ногу и ему  зашивали рану, он только зубы сцепил. Мне плохо от этого стало, а ему все нипочем, вспоминал мой дед, его отец.

В деревне Анатолий был одним из вожаков, смелым, физически сильным и отчаянным парнем. Можно сказать, деревенским «сорви голова»!  Анатолий, как рассказывал мне отец, был справедливым, слабых и маленьких защищал. На деревенских гулянках не раз учил кулаком пришедших его бить парней из окрестных  деревень. Не раз он один дрался против многих, но всегда был его верх. И даже спустя десятилетия его в тех деревнях помнили его одногодки.

В войну Анатолий работал в колхозе. А потом мобилизовали, как и другую молодежь области, на строительство тракторного завода во Владимире. А он оттуда сбежал. По тем временам это считалось дезертирством. И можно было загреметь в «места не столь отдаленные». И органы соответствующие им, наверное, уже занялись, но в конце 1943-го призвали его в армию. Народу на войне повыбило много и стали тогда уже семнадцатилетних призывать.

И отправили его осваивать воинскую науку в Гороховецкие лагеря. Условия там, прямо скажем, были «спартанские». Жили в землянках, спали на нарах, где донимали вши да блохи, да и кормили неважно, а еще ежедневная муштра. И многие думали: скорей бы на фронт… Перед отправкой на фронт мой отец вместе с деревенскими женщинами поехал проститься с братом, повез ему гостинцы. А Анатолий на память подарил моему отцу немецкий штык, который долгое время хранился как память в нашей семье.

И вот в мае 1944 года Анатолий, уже ефрейтор, был отправлен на 2-й Белорусский фронт, сначала в запасной полк, а потом в 856-й стрелковый полк 283-й Гомельской Краснознаменной стрелковой дивизии. Воевал в пехоте, в роте автоматчиков. И стали приходить в деревню с фронта письма–треугольники. Я много раз в детстве читал их, пожелтевшие, написанные химическим карандашом на листках немецкой бумаги из полевой сумки, снятой с убитого немецкого офицера. «Привет из Восточной Пруссии! Скоро добьем фашистского зверя в его логове!», писал в одном из писем Анатолий.

Да много чего было в этих письмах… Писал,  как погиб его деревенский товарищ, когда отстреливались от наступавших фашистов из-за стогов сена. Как другого из соседней деревни парня расстреляли за то, что во время отступления утопил свой пулемет в реке. Как он с земляками ходил к командиру просить за товарища, обещали, что пулемет достанут, но командир был неумолим. Командир сам погиб во время наступления в одной из атак, и неизвестно от чьей пули…

Я не раз спрашивал своего отца, а были ли у Анатолия награды. Был вроде медалями награжден, говорил мне отец.

Война близилась к концу. Анатолий к тому времени стал сержантом, помощником командира взвода. В Восточной Пруссии шли ожесточенные бои. Немцы отчаянно сопротивлялись.

22 февраля 1945 года Анатолий был тяжело ранен в грудь. Его молодой организм две недели боролся, но 8 марта 1945 года Анатолия не стало.

Я читал «похоронку». На бланке было написано: «Ваш сын сержант Анатолий Иванович Ладонкин умер от ран. Похоронен в городе Гудштадт в Восточной Пруссии».  Когда я читал журнал боевых действий полка за 22 февраля, то в графе «потери» было написано, что был ранен 1 человек. Мне сразу подумалось, наверное это был Анатолий…

И вот прошли десятилетия… Когда у меня появился интернет, я сразу стал искать сведения о своих погибших родных, о дяде, о брате деда, летчике, сгоревшем в самолете. Пересмотрел много сайтов и нашел документы, связанные с военным прошлым моих родных. Хочется сказать спасибо тем, кто опубликовал эти документы, за их огромную работу!

На сайте «Память народа» я нашел фамилию Анатолия в списке безвозвратных потерь, а потом и наградные листы! А когда я их прочитал, у меня даже слезу пробило! И гордость за него! Ведь ни он, ни мать с отцом так и не узнали, что Анатолий был награжден еще двумя боевыми орденами! (Обидно только стало за бабушку, мать, потерявшую на войне сына, награжденного боевыми орденами, которая долго не могла оформить пенсию, стажа, видете ли, не хватало, и получившую от государства нищенскую пенсию в 12 рублей! Извините, накипело.)

Еще в сентябре 1944 года он был награжден медалью «За Отвагу». В  одном из боев в Восточной Пруссии Анатолий был легко ранен, но остался в строю, и был награжден орденом Славы 3-й степени, потом и орденом Красной Звезды.

Вот что я прочитал в одном из наградных листов: «Сержант Ладонкин в бою за д. Зенвальде 15.02.45 года заменил выбывшего из строя командира взвода, смело принял на себя командование взводом и первым ворвался в расположение противника, где противотанковой гранатой уничтожил пулеметную точку противника и 6 солдат, тем самым обеспечил успешное продвижение всей роты.Достоин правительственной награды ордена Красной Звезды».

После войны город Гудштадт, где был похоронен Анатолий, стал польским, и стал называться Добре Място. А в начале 50-х годов его прах, как и многих советских бойцов, был перезахоронен в городе Ольштын на братском кладбище. Но в списках похороненных он был записан как Антон Иванович Ладонкин. Я, прочитав этот документ, обратился в Польский Красный Крест, чтобы исправили ошибку. Доказал, что Анатолий, а не Антон, покоится в братской могиле. Потом мне пришло несколько писем из Польского Красного Креста и нашего представительства Министерства обороны, где было написано, что в списках ошибку исправили и указали номер могилы. Сотни тысяч наших бойцов погибли в боях в Восточной Пруссии.

И еще, на сайте «Звезды Победы» я нашел фамилию Анатолия в списке, кому не был вручен орден Славы 3-й степени.

Не осталось уже близких родных, кому можно было получить его наградные документы. А мне, его родному племяннику, надо собрать кучу справок, ехать в Москву, чуть ли не к самому президенту. Чтобы сохранить о нем память, я распечатал все его наградные и другие документы. Пусть читают потомки, как мир нам добывали! Какой ценой! А в Министерстве обороны Российской Федерации  так и будет лежать его неврученная награда и ждать своего героя.

Из деревни Бабанино с той страшной войны не вернулось 28 мужчин. Не было в ней ни памятника, ни обелиска. Но два года назад, 22 июня - в День памяти и скорби, в деревне Гнусово был торжественно открыт памятник воинам-землякам, погибшим в 1941-1945 годах, из близлежащих и давно уже исчезнувших деревень, где на плитах написаны их фамилии. На одной из плит есть и две фамилии Ладонкиных. И теперь они, павшие и пропавшие в разных  странах и землях, всегда будут рядом с нами.

Валерий Ладонкин, г. Лакинск

Прочитано 489 раз

Галерея изображений