Пусть наша память будет сильнее времени

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

27 января 2019 года наша страна отметила 75­летие снятия блокады Ленинграда. Должны ли мы помнить тех, кто сражался на этой земле, кто давно уже ушел из жизни? Ведь прошло так много времени. Зачем же вспоминать о столь трагических событиях, от которых на глазах наворачиваются слезы, становится страшно, горько и грустно? Но, как принято говорить, война для нас закончится только тогда, когда последний солдат будет похоронен в земле.

Нашей семье повезло. Мы знаем, где погиб мой прадед, участник тех событий. Он навеки остался в могиле там, под Ленинградом.

А началось все в сентябре 1941 года, когда фашистские войска окружили город. Ленинград не был готов к длительной осаде: не хватило запасов топлива, продуктов. Единственным путем, связавшим северную столицу с Большой землей, была «Дорога жизни». Однако ее пропускной способности оказалось недостаточно, чтобы удовлетворить все нужды граждан.

«Страшное время было. Холод и голод. Люди падали замертво от истощения. Все жили в страхе, но сдаваться немецким псам никто и думать не смел», — вспоминает моя прабабушка Бавакан, чей брат участвовал в операции снятия блокады Ленинграда. Его звали Акуб Арзуманович Джаноян (Шахбазян). Он родился в 1917 году.

Этот обычный сельский паренек с детства мечтал стать офицером. Мечте не удалось осуществиться. В то время у семьи едва хватало средств на пропитание, Акубу нужно было помогать старому отцу. Он не мог бросить все и уехать в город, чтобы обучаться воинскому делу.

В 1935 году прадеду исполнилось 18 лет, он был призван на службу в вооруженные силы Армении. Отслужив два года, Акуб остался на сверхсрочную в должности сержанта. В начале 1941 года был направлен на службу в Россию. Уехал в спешке, даже не попрощавшись с матерью. Убитая горем мать чувствовала, что больше не увидит сына. Она запомнила его последний визит: все тот же сын, но с другим, отстраненным взглядом, он больше не шутил, не смеялся, а молча и строго, даже отчужденно, наблюдал за всем, что происходило вокруг. Детские фотографии Акуба еще долго украшали ее письменный стол. Она часто ему писала, но в ответ ничего, кроме тишины…

Последним местом, где служил Акуб, была 30­ая гвардейская стрелковая бригада Ленинградского фронта, объединившая солдат разных национальностей. В те страшные дни они стали братьями, одним целым. Всегда поддерживали и помогали друг другу в тяжелые моменты.

В январе 1943 года Акуб Джаноян принял непосредственное участие в снятии кольца блокады Ленинграда на знаменитом плацдарме на левом берегу Невы, напротив Невской Дубровки у Синявинских высот. С этого плацдарма советские войска неоднократно пытались начать наступление на Мгу и Синявино навстречу войскам, наносившим удар с востока, и тем самым прорвать блокаду Ленинграда. Несмотря на то что все попытки расширить плацдарм и развить наступление закончилось неудачно, Невский «пятачок» стал одним из символов мужества, героизма и самопожертвования советских воинов, в числе которых был и мой прадед Акуб Джаноян. Сегодня я с гордостью произношу его имя.

Согласно наградным документам, в этих боях гвардии старший сержант Джаноян первым ударил по артиллерии противника, лично уничтожил 15 фашистов, а еще 3­х взял в плен. За проявленный героизм он получил орден Красной Звезды. В августе того же года Акуб Джаноян был убит в неравном бою у деревни Арбузово Мгинского района.

Немало удивили меня те факты, что количество погибших и раненых советских воинов в боях за Невский «пятачок» в разных источниках значительно отличается. Согласно абсолютно всем оценкам, потери в боях за плацдармом были огромными. В 1960­е в газете «Правда» была впервые обнародована цифра в 200000 солдат, погибших на Невском «пятачке», которая на длительное время утвердилась в отечественной военно­исторической литературе. Сегодня же называют цифру 250000 человек.

В наше время часто задают такой вопрос: «Стоило ли удержание плацдарма таких огромных жертв?» Тогда, в условиях блокированного фашистами Ленинграда и всех жесточайших бед, вызванных этой блокадой, такой вопрос возникнуть не мог. Это потом, когда были подсчитаны потери ­ убитые, раненые, искалеченные, нам, сегодняшнему поколению, стало жутко от реальной цены этого «пятачка». А в то время Невская Дубровка была единственной надеждой на прорыв блокады и снятия угрозы голодной смерти оставшихся в живых ленинградцев, ведь от Невского «пятачка» до боевых порядков Волховского фронта было всего­то семь километров.

Мой прадедушка Акуб Джаноян похоронен в поселке Синявино Кировского района Ленинградской области в братской могиле на мемориале «Невский пятачок», где местные жители поставили памятник солдатам­защитникам. Туда я мечтаю съездить, чтобы отдать дань уважения и признательности павшим воинам. С гордостью говорю сегодня, что в Армении, в селе Камо, тоже установили мемориальную доску, где указано имя Акуба Джанояна в числе имен отважных бойцов, павших за Родину в Великой Отечественной войне. К ней я всегда приношу цветы, когда бываю на родине. За заслуги перед Отечеством гвардии старшему сержанту Акубу Джанояну было присвоено звание Героя Армении.

Пусть наша память будет сильнее времени. Разве можно забыть тех, кто ценой своей жизни приблизил светлый День Победы? Только память народа способна противостоять разрушительным тенденциям современного мира, когда во многих европейских странах проходят факельные шествия юных нацистов, уничтожающих памятники солдатам­освободителям, отдавшим свою жизнь в борьбе с фашизмом. Мы, молодое поколение России, будем равняться на наших предков. Пока мы помним это время, эти страшные годы, герои будут жить в наших сердцах. Вечная им слава!

 

А. Шахбазян,

выпускница школы № 4,

г. Собинка.

Прочитано 79 раз

Галерея изображений

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://doverie33.info/index.php/novosti/item/902-pust-nasha-pamyat-budet-silnee-vremeni#sigProIdc5fed59a28