Новогодняя музыка жизни

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Живая история о том, как может все круто измениться в Новогоднюю ночь

Ольга Ивановна обживалась в новой реальности. Потомственная москвичка, преподаватель музыкальной школы, оказалась в деревне в Кольчугинском районе.

От Москвы недалеко, как уверял ее сын: всего-то три часа езды на хорошей машине. Только машины у Ольги Ивановны никакой: ни хорошей, ни плохой, а зима в этом году, как на грех, завернула о-го-го какая: вьюжило почти каждый день, мороз отпускал в декабре всего на пару дней.

Ольга Ивановна взглянула в маленькое окошко, покрытое морозным узором, на глазах блеснули слезы. Она взяла себя в руки: все-таки на дворе канун Нового года, а ведь говорят же, как встретишь его, так и проведешь. Ольга Ивановна затопила печку, дрова весело затрещали. В голове всплыл разговор с сыном, который убедил разменять двухкомнатную квартиру на Проспекте Мира. И обмен, по его уверению, очень получился достойный: он с молодой женой въехал в «трешку улучшенной планировки» в новом микрорайоне, а ей достались «хоромы» в Зацепихе.

Когда Ольга Ивановна увидела свое новое жилье, то ахнула. Это был действительно крепкий и ладный дом, с резными наличниками на окнах, темным вековым дубовым срубом. Дом стоял особняком, окруженный елями и соснами. Люди в магазине ей растолковали, что там когда-то жил священник. Его в 30-е годы репрессировали, он вместе с семье оказался в Сибири, да так там и сгинул. Дом потом попал в распоряжение колхоза, в разное время там жили молодые специалисты – учителя, врачи. Так было до тех пор, пока Зацепиха не лишилась школы, больницы, а потом оттуда уехала и вся молодежь. Лишь в последние годы деревня немного ожила за счет дачников, которые стремились сюда из-за необыкновенной красоты природы. Здешние края даже прозвали «русской Швейцарией».

И все же сын ранил ее в самое сердце, отторгнув от своей семьи. Ей, москвичке, которая ни разу не видела в глаза печку, не понимала, что такое утренняя стужа непротопленной избы, эта зима показалась испытанием. Но и это бы ничего - она справится. А вот гнетущее чувство одиночества не покидало. Сын за все это время приехал лишь один раз, купил уже колотые дрова, сложил их ровными поленницами.

- Мам, смотри, красота-то у тебя какая! Мы со Светкой лыжи купим, к тебе приедем! Ты тут не грусти, ок? Ты же мечтала о жизни на природе? – пытался он ее подбадривать.

Конечно, Ольга Ивановна мечтала. Но ей, в ее неполных 60, но полной сил, хотелось еще отдавать свои знания и опыт детям, тем более, в школе уговаривали остаться. Ее воспитанники неизменно побеждали в конкурсах, становились лауреатами международных фестивалей…

Ольга Ивановна решила, что отпразднует этот Новый год, несмотря ни на что. Дрова прогорели, узоры на окнах оттаяли, день выдался солнечным. «Пойти пока не поздно снег от двора отгрести», - подумала она, сунула ноги в валенки, накинула теплую шаль и выскочила в морозную хрустальную тишину зимнего утра.

Она взяла лопату и вдруг заметила покрытый инеем шерстяной комок, прижавшийся к поленнице. Это оказался крошечный, замерзающий котенок.

- Лапочка ты моя…

Ольга Ивановна бросила лопату, схватила почти бездыханное существо. Котенок при этом не издал ни звука. Дрожащими руками она согрела молоко, завернула несчастного подкидыша в свою пуховую шаль, стала дышать на его затылок, согревая голову между остренькими ушками. Котенок, наконец, приоткрыл глаза и издал звук, похожий на жалобное мяукание. От молока он отказался.

- Сейчас, сейчас… ты будешь жить!

Ольга Ивановна вынула из чехла свою старенькую скрипку, дом наполнился божественными звуками Моцарта. Ее лицо в свете зимнего солнца казалось совсем юным, стройная, худенькая фигура напоминала изящную статуэтку. Она оторвала смычок от скрипки, опустила руки.

- Браво, браво, - вдруг раздалось за ее спиной.

В проеме двери стоял рослый мужчина в заломленной на затылок меховой шапке в одном толстом шерстяном свитере.

- Да я мимо на лыжах ехал, а тут такое, музыка волшебная, я думал, что в сказку попал. Елки в снегу, Моцарт, ну и зашел. Не обидитесь?

Это оказался новосел Зацепихи, Сергей Петрович, бывший газовый инженер на пенсии, вдовец. Ближе к 11 он пришел с шампанским и роскошным букетом роз, украшенных серебристой мишурой. Котенок совсем оклемался, напился молока и уже даже пробовал гонять лапкой маленький шерстяной клубок. Ольга Ивановна накрыла стол, нарядила елку. А ровно в 12, когда они встали, и соприкоснулись бокалами с шампанским, Сергей Петрович сделал Ольге Ивановне предложение. Она его приняла со слезами на глазах. Через месяц в Зацепихе открыли клуб, где Ольга Ивановна стала преподавать приезжим детям музыку.

 

Ольга БОТКИНА

Прочитано 1365 раз